Характеристика современной украинской литературы – книги, зачитанные до дыр

Среди последствий распада Советского Союза – потеря единого культурного пространства, ослабление понимания культурного контекста других стран, возникших на его обломках. Мы попробуем постепенно восполнять это зияние. Первым материалом в этом цикле о культурном ландшафте наших соседей стало интервью с известным украинским поэтом, прозаиком, эссеистом и переводчиком, вице-президетом Ассоциации украинских писателей Сергеем Жаданом.

Как устроено украинское культурное пространство: а) запад-восток-центр, Киев и все остальное, б) Львов, Ивано-Франковск, Киев, Восток или в) попросту попса и все остальные? Если не попса, то украинцы и русские в одной теме или в разных?

Скорее б) – то есть «литературная жизнь» более-менее организована в перечисленных вами городах, плюс, наверное, Днепропетровск. В остальных – постольку поскольку. Да и в перечисленных городах нельзя сказать, что она бурлит, что есть какие-то постоянно загруженные площадки. Литературная жизнь в Украине развивается, скорее, вокруг фестивалей, книжных ярмарок, и других акций. У нас сейчас развивается так называемый фестивальный туризм – люди приезжают на литературные акции из других городов. То есть, с одной стороны, на литературные вечера приходят по несколько сотен молодых людей, а с другой – нет постоянно действующих литературных площадок, литературных кафе, серий вечеров.

Каковы тенденции развития современной украинской поэзии? Есть ли параллели с российской поэзией?

А в российской поэзии есть тенденции? Я, честно говоря, слабо себе представляю, что такое тенденции в поэзии. Просто поэтов так много и они такие разные, что если четверо или пятеро из них начинает писать «под Буковски» или «под Гинзберга», то вряд ли это тенденция. Скорее это тенденция этих конкретных авторов.

Если говорить об украинской (по языку) литературе, это на самом деле кто или что? Ссылки на Ивана Котляревского, Кобзаря, Ивана Франко и Лесю Украинку в начале XXI века уже не выглядят актуальным подтверждением.

Это несколько тысяч писателей, различного возраста, различных политических, культурологических, религиозных и мировоззренческих взглядов, которых просто невозможно свести к какому-то знаменателю. Хотя для некоторых из них перечисленные вами авторы своей актуальности не потеряли.

Как дела у журнала НАШ (они то закрываются, то снова что-то делают)?

На днях видел в киоске свежий номер. Перед этим они действительно заявляли о закрытии. Так что даже не знаю, что сказать. Надеюсь, у них все хорошо – это очень важный для культурного пространства Украины проект.

В какой мере русские («русскоязычные») Украины ощущают, что уже «отъехали» (в смысле контекста) от России? Сильно ли ощущается дивергенция вариантов русского языка – российского и украинского?

Мне трудно об этом судить. Иногда кажется, что наоборот – многие авторы, пишущие на русском, до сих пор чувствуют себя в Украине «чужими среди своих», во многом через позицию «украиноязычных» писателей. У нас до сих пор основным признаком литературной принадлежности является язык, что, как мне кажется, уже несколько не актуально. Оптимальным, наверное, был бы швейцарский вариант, при котором бы активно сосуществовали и украиноязычная, и русскоязычная литературы, и литература крымских татар. Просто у нас пока что все подобные инициативы превращаются в политические спекуляции относительно языкового вопроса. Это уже к литературе отношения не имеет.

На каких языках, кроме русского и украинского, заметна культурная жизнь на Украине?

Есть национальные культурные центры. В Харькове, например, активна армянская диаспора, еврейский культурный центр. В Закарпатье существует, насколько я знаю, литература на венгерском, румынском. О крымских татарах я уже говорил. Кстати, в Харькове в последние годы активно присутствуют китайская, корейская и вьетнамская трудовая диаспора. Они пока что себя не выявляют в плане культурной жизни, но в принципе из этого может получиться что-то очень интересное.

Каково значение Юрия Андруховича и Оксаны Забужко внутри страны? Или же это такой экспортно-грантовый продукт?

Да нет, ну что это за термин – «экспортно-грантовый»? Вы о них, как об урожае свеклы говорите. Обе эти фигуры являются знаковыми – их многие не любят, многие любят, но говорят о них все. Наверное, они сейчас являются наиболее значимыми фигурами, во всяком случае, именно их книги в прошлом году были самыми обсуждаемыми. Хотя воспринялись они (книги) и неоднозначно.

В какой мере жители страны повернуты на политике (как это часто воспринимается из России)?

Ну, наверное, в меньшей мере, чем это воспринимается из России. Три года назад все были действительно повернуты на политике, сегодня в этом уже нет такой необходимости – очевидно, ситуация в стране изменилась к лучшему.

Кого из современных российских поэтов можете назвать?

Могу назвать очень многих.

Как устроено культурное пространство с точки зрения поколений, течений, групп?

С точки зрения поколений, все традиционно делится по принципу десятилетий. В свое время очень значимым и новаторским было поколение «восьмидесятников» – Герасимьюк, Рымарук, Малкович, Забужко, Билоцеркивець, группа «Бу-Ба-Бу». Фактически, от них и начинается новая, то есть, современная, украинская литература. Сейчас, например, очень активны наши двадцатилетние, поколение «двухтысячников». Течений, как таковых, нет, присутствует некое деление на «постмодернистов» и «консерваторов», но, по-моему, это выдумка критиков – нет давно никаких постмодернистов. Литературные группы активно появлялись в девяностые, сейчас в этом нет потребности – писатели объединяются вокруг издательств, журналов, других поводов для объединения особо и не найдешь.

Что служит основным поводом для кристаллизации культурной жизни: поэзия, проза, музыка, изобразительное искусство?..

Наверное, все-таки, музыка и проза. Поэзию не столько читают, сколько слушают на вечерах. А вот музыка действительно является таким двигателем культуры – у нас в Харькове, например, есть целый ряд молодых групп, которые собирают большие залы и во многом определяют культурную жизнь города. А читают в основном прозу, что, впрочем, естественно.

Кто основные потребители новой литературы на Украине? Каковы их социально-демографические характеристики?

В основном молодежь, студенты. Какие у них социальные характеристики? Мобильность, самоорганизация, небольшие финансовые возможности. Не имея возможности купить все, что хочется прочитать или прослушать, они активно ходят на вечера, читают книги по очереди (это вообще такая характеристика современной украинской литературы – книги, зачитанные до дыр), активно пользуются Интернетом. Хотя, старшее поколение тоже, естественно, читает. Просто их на вечерах нет, поэтому о них говорить труднее.

Как соотносится бизнес с культурной жизнью? То есть насколько это разные круги, насколько спонсирует бизнес культурную деятельность?

В последнее время появляется все больше инициатив со стороны бизнеса, крупные компании все активнее поддерживают культурные проекты. У нас фактически все актуальные проекты, все современное искусство существует либо за счет коммерческих структур, либо за счет поддержки западных программ. Причем западных программ остается все меньше, а культурная жизнь становится все активнее, что, наверное, является положительной тенденцией. Просто с нашим государством тяжело сотрудничать – наши официальные структуры слишком бюрократичны и немобильны, чтобы это делать полноценно. В основном мы, организовывая фестивали и издательские проекты, выходим на контакт с представителями среднего бизнеса. Сегодня это дает хорошие результаты.

Поступает ли новая литература в библиотеки? Как они вообще сейчас комплектуются на Украине?

Да, литература закупается, но не так активно, как того хотелось бы. Думаю, что как раз в этом вопросе помощь и участие государства были бы очень кстати.

11 квітня 2008, 10:10
Джерело: http://www.polit.ru/analytics/2008/04/11/ukr_print.html

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *