Tag Archives: поезія

Евтушенко

Вот так за всей этой беготнёй
сколько глупостей приходится
делать, кто бы подумал.

С утра звонит знакомый,
говорит: брат, выручай,
срочно нужен материал.
Ну, и вместо того, чтобы возвращать
себе человеческий облик,
ты должен теперь
защищать друзей от бытовых
неурядиц.

Что это? – спросил он. Материал, –
говорю, – памяти Евтушенко.
А что – уже? – спросил он.
Да, – говорю, – я вчера где-то
в кафе услышал. Или на вокзале,
когда догонялись. Знаешь, там
есть круглосуточный?
Знаю, – ответил он. – Эх,
блядь: а я только на днях его выступление
слушал по радио. Про интеллигенцию.
Или про демократию. Наверно всё-таки
про демократию, – подумав,
сказал я. Да, – согласился он, –
про демократию.

Знаешь, – сказал он, помолчав –
я иногда думаю, что на самом деле демократия
это большая куча говна, вся-вся
демократия, согласись.

Был поздний вечер, мы уже стояли
на вокзале, у круглосуточного,
и я не знал что ему возразить.

На следующее утро он снова
позвонил. Ну, вот что, –
сказал озабоченно, – тут такая
беда: он, оказывается, ещё живой,
хорошо что я с утра проверил, а то попали бы
мы с твоим материалом.
Ну, слава богу, – говорю, – кто бы
мог подумать. Что «слава богу»? –
раскричался знакомый, – что «слава богу»?!
У нас дырка в полосе, пришлось
давать два кроссворда. А мы не газета
кроссвордов, понимаешь:
мы
не газета
кроссвордов!!!

Хорошо, – говорю, уже когда он
успокоился, – так что: материал
забрать?
Материал? – задумался он. –
Нет, материал пусть останется у нас:
сколько ещё там ему осталось,
а материал вышел
хороший, короткий,
а главное –
честный.

Переклад: СИД, куратор Крымского клуба
Джерело: http://igor-sid.livejournal.com/54755.html#cutid2

Андруховичу (музика для товстих)

юрій андрухович у цьому притулку для літніх
сварливий сімдесятирічний письменник
автор напівзабутих детективів
доглянутий містом і профспілками
він – із купою старечих заморочок
з нетлями у кишенях піжами
з фенечками на жилавих зап‘ястях
з бритвами і виделками посеред кімнати
переводить стрілки годинника на зимовий час
віддихується слухає голос за кадром:
сальман рушді – індієць
юрій андрухович – українець
якщо ти не схибив
поезія твого народу зрозуміла іншим
без перекладу
навіть коли тобі на це насрати
тридцять років без війни
тридцять років без майбутнього
тридцять років старої музики
писання в порожнечу
країна з аграрним драйвом
ось вони твої валізи
твої нирки
твоя література
коли тобі минає 64
і коли кров пригальмовує щоби подумати
куди їй далі бігти
в цьому місці
так саме
в цьому місці
швацька машина всесвіту ридає до ранку
крутить свої замучені механізми
не зупиняючись
ні на мить
і ось приходить ранок під вікна притулку
і небо коричневе після дощу
і риби на пательні лежать ніби
коханці на розпеченому серпневому ліжку
і юрій андрухович якого тут всі знають в обличчя
переглядає вчорашні газети і
підкреслює маркером свої прізвища
підкреслює думки що йому сподобались
підкреслює імена померлих друзів
підкреслює цікаві радіопередачі на наступний тиждень
зграя слів і натовп перехожих
таке дахау лишається від цілого покоління
і вже виходячи на сніданок
пізніше
помічає ніби між іншим:
тепле повітря
сухе повітря
шкода лишень що немає птахів
утім їх ніколи і не було
в цьому бараці

Гибель эскадры

О том, что 85 процентов преступлений,
совершенных на бытовой почве,
совершаются в состоянии алкогольного опьянения знают все.
Всем известно, что среди преступников много
безработных, у безработного достаточно
времени чтоб разобраться во всем
и прислушаться к голосу
своего сердца.

Сейчас вот жара накрыла города
и темные зрачки рабочих,
и фактически что происходит
в такую жару –

в такую жару мужчины, будто кальмары,
забиваются в темные углы, заползают
во влажные укрытия.
Все страдают от жажды,
и что делать
в такую жару,
как не напиваться.

Поэтому все, что происходит, можно назвать так –
безработные трудяги машиностроительных заводов
сидят по шашлычным и пьют горячий портвейн,
будто матросы разбитого флота,
мечтая об
атлантике.

Именно из-за этой катастрофической нехватки атлантики
голоса их сердец постепенно срываются
и наполняются злобой.
Злость моряков, которых лишили
возможности утонуть, вот что происходит
с мужчинами в такую жару.
Наконец, они так решительно выходят
из шашлычных
на раскаленные вечерние улицы,
что за ними сама по себе
поднимается большая волна,
скажем – волна преступности,
и обдает
ледяными брызгами
панели города.

И измученные жарой безработные мужчины,
Срывая с себя белые майки и стягивая
на ходу черные ботинки, прыгают в эту
холодную волну,
прыгают в ее спасительную влагу,
и плывут,
плывут,
все дальше
и дальше
заплывая
за буйки.

Переклад: Nastya Afanaseva
Джерело: http://sgt-pepper.livejournal.com/226555.html