Он почтальоном был в Амстердаме

Он почтальоном был в Амстердаме
слушал аббу, сидел на траме,
ночью порно смотрел в тишине.
Друзья его, радикалы-пьянчуги,
говорили: «Загнемся в своих лачугах
мы по уши, можно сказать, в говне.

В стране ведь – стагнация, чистое блядство,
либерализм и гнилое левацтво,
и неясно, что держит нас на плаву.
Евросоюзом рулят уроды
Они говорят нам “Свобода, свобода”!
А поди-ка, купи кумарную траву.

Но там, на Востоке, остались равнины,
они до сих пор с небесами едины,
там солнце светит в несколько смен!
Там вольные голоса не забиты.
Попробуй наладить каналы сбыта,
Давай устроим культурный обмен!

Там благость сходит на каждую хату,
там церкви Московского патриархата
снимают проклятья и славят Джа.
Мануфактуры и всякие грузы
там контролируют профсоюзы
И всходит песней колхоза межа.

Там пьют абсент, выходя на больничный.
Там страстные демоны в женском обличьи,
спрятав в горле чернейшую тьму,
исполнят капризы твои, как вакханки.
“Давай, чувак, привези афганки” –
повторяли они ему.

И он вышел на эту чудну?ю трассу
Авиалиниями Донбасса,
там, где на завтрак – одно бухло.
Мечтая про край этот благословенный,
он вылетел за пределы Шенгена,
веря, что джа побеждает зло.

Ступив на землю шахтерской столицы,
пытаясь на греческом объясниться,
который тут, будто бы, знали все,
он в руки попал необычной паре –
водитель на форде и друг на кумаре.
И звезды сияли во всей красе.

Водитель сказал: «Все нормально, зёма
не дергайся, чувствуй себя как дома
тут друг тебе каждый – ты видишь и сам.
Мы едем по землям обетованным.
Рули?м на Стаханов, там столько плана,
что ты накуришь весь Амстердам».

Был вечер одет в темно-синюю робу
Февраль начинался. Лежали сугробы.
И лунный свет застревал в зубах.
В тревожном мерцании терриконов
на Украину ползли циклоны
и души тонули в глубоких снегах.

Проехав сорок пять километров,
они застряли средь хрипов ветра
и тьма облепила илом густым.
Водитель закашлял. «Йохан, братишка,
по ходу, нам всем намечается крышка,
молись там своим растаманским святым».

Замерзла горючка, стало тоскливо
смерть с Таганрогского шла залива
и смутный демон над ними кружил.
Для согрева напившись одеколона,
он набирал номера «Водафона»
но телефон ему говорил:

«Твой абонент больше не отвечает.
Жизнь ведь коварный процесс. Бывает,
как будто тонешь среди реки.
Смерть твоя – небольшая утрата.
Просто меняется оператор,
и все входящие гаснут звонки».

Переклад на російську: Сева Петровский

One thought on “Он почтальоном был в Амстердаме

  1. Катеринка

    не раз доводилось перекладати творчість Жадана для рсійських друзів 🙂 оригінал теж захоаплено слухають проте не все розуміють 🙂

    думала, що цей переклад буде ближче до оригінального тексту, але теж непогано 🙂

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *