Оберслэм 2007

хроники гранд-финала

Зрелая Революция

«Оберслэм» родился в осознании того, что за последний год поэтический слэм в Украине вырос из частного литературного проекта в реальное культурное движение, обладающее характером революционной эпидемии. У нас появился обоснованный повод для страстной гордыни, граничащей с наглым нарциссизмом, за который не стыдно, который мы можем себе позволить.

Если «на заре» первые слэмы инициировал исключительно журнал «ШО» и «ПРОЗА», то спустя несколько месяцев слэмы начали возникать хаотично и независимо по всей стране; появились отечественные слэм-звезды (Коробчук, Лазуткин, Поваляева, Горобчук и т.п.); была издана теоретическая библия воспетого нами хулиганства ( /slam/ ). Резонанс в медиа и количество прихожан по-прежнему колоссальны.

Но главное достижение слэма – не только то, что он стал воспитательным лагерем для молодых поэтов, где им представилась возможность обучиться представлять свою поэзию должным образом и тренироваться в умении раскалять публику. Главное для движения – обретение своего узнаваемого и характерного Стиля. Без Стиля нет дискурса. Без дискурса нет секты. Без секты нет культурной истерики. Поскольку у слэм-жвижения есть Стиль, есть у него и дискурс, и секта, и культурная истерика. Все это – основы успеха культурной революции.

Но революция может быть успешна сегодня и провальна во дне грядущем. Движение обязано развиваться и обновляться, чтобы сохранить свою силу на полигонах искусства. В этом отношении, до «Оберслэма» перед украинским слэм-движением стоял ряд проблем. Среди таковых: отсутствие полноценной Лиги и нехватка свежей поэтической крови. Именно поэтому был придуман «Оберслэм», призванный: 1) стать верховным украинским слэмом – официальным мерилом участников движения; 2) привлечь в движение новых бойцов.

То, что нам сейчас нужно, так это дополнить прекрасный хаос не менее прекрасным чемпионатом – многоуровневым организмом из поединков, образующих цельный механизм, способствующий всеобщему развитию. На сегодняшний день, слэму слишком тесно в традиционной литературной системе. Амбиции и качество слэм-движения позволяют ему стать полноценной дополнительной ветвью украинского литературного процесса и манифестировать себя первым литературным явлением новой Украины, которое не зависит от того, с какой ноги сегодня проснулся Андрухович и те прочие, с кем принято ассоциировать современную украинскую литературу.

Оберслэм – наш очередной шаг к полной культурной автономии от мэтров; очередная мощная и победоносная песнь молодости, которая получается.

Отбор Поэтического Биоматериала

Первый «Оберслэм» состоял из двух этапов – отборочного и финального (состоящий из 3 туров). Каждый поэт получил возможность подать свои произведения на рассмотрение Верховного Комитета Отбора и Фильтрации (Жадан, Ульянов, Кабанов) и претендовать на финал. У некоторых подобная экспериментальная схема вызвала искреннее негодование, мол, слэм всегда провозглашал себя анархистским и свободным движением – присутствие профессионального жюри на отборочном этапе, мягко говоря, явилось смрадным блядством, противоречащим самой идее слэма.

На деле, противоречия нет – у слэм-движения любой страны, каким бы хулиганским и хаотичным не был характер этого движения, должен быть (хотя бы в качестве дополнения) некий профессиональный чемпионат, способствующий качественному развитию движения. Верховный Комитет Отбора и Фильтрации может работать исключительно во время слэм-чемпионата и категорически запрещен в повседневных слэм-баталиях. Более того, финал судила-таки толпа, а Комитет занимался лишь отбором биоматериала для народного суда.

В идеале, мы, конечно, упраздним роль Комитета и будем осуществлять отбор участников финала более традиционно – в виде нескольких слэм-поединков (четвертьфинал, полуфинал и т.д.), на которых судьями, как и водится, будет только публика.

Что же касается работы Комитета на «Оберслэме-2007», то она выглядела следующим образом: у каждого из трех его членов свои критерии отбора. Кабанов был заинтересован, собственно, в качестве поэзии. Содержание волновало его куда больше формы. Жадан явился золотой серединой – его интересовала возможность открыть новые имена, за которыми стоит не только качественная поэзия, но и интересная ее сценическая подача. Мой подход – более радикален и циничен. Поэзия вообще меня не интересует и, признаться, ее качественная сторона – последнее, что имеет для меня значение.

В моем понимании, главное для слэма – это качество шоу; возможность предельно развлечь публику и предоставить больше возможностей для изъявления ее настроений. В этом отношении, графоманы, невротики, бездари и уродцы полезнее для шоу, чем тройка поэтических гениев. Хорошая и глубокая поэзия не должна быть на сцене. Ее место в частном и спокойном диалоге с читателем – диалоге без шумихи и понтов. Слэму такое оправданное спокойствие не подходит. Слэм – это шоу в форме кунсткамеры. Публика не приходит на слэм за духовными откровениями. Она приходит баловаться, развлекаться, насмехаться и подкалывать, бросаться бумажками и указывать поэту его место. Поэтому я старался отобрать тех, кто поможет сделать шоу качественней, позволит угодить толпе, а не порадовать трех метафизических калек. Что бы там не говорили, а гопник без штанов с бутылкой пива или катающийся по полу эпилептик – куда зрелищней бубнящего литературного гения, которого, зачастую, лучше читать, чем слушать и смотреть. Слэм для глаз. Это зрелище, а глубокая поэзия не может быть зрелищем – она говорит на другом языке.

Короче говоря, к серьезному списку Жадана и Кабанова, я добавил те человекоспеции, которые, как мне кажется, помогли сделать сцену ярче. И это прекрасно, что мои взгляды на отбор не близки Жадану и Кабанову. Разность подходов внутри Комитета позволила преподнести объемный состав – были и клоуны, и поэты, и слэмеры.

В финальный этап Оберслэма прошли:

Антон Добринский
Дарья Важинская
Владислав Волочай
Елена Заславская
Олег Коцарев
Андрей Любака
Ярослав Минкин
Артем Полежака
Сергей Прилуцкий
Вася Скакун
Дмитрий Лазуткин (под псевдонимом «Спайдермен»)
Артем Чередник

а также «сеяные» (слэм-победители)

Андрей Хаданович
Павел Коробчук

Не явились:

Герман Лукомников
Максим Кабир
Игорь Данилов

Правила Оберслэма

Каждая поэтическая зверушка получила три минуты на выступление в одном из трех туров финального этапа Оберслэма: общий тур, полуфинал, финал. За превышение трех минут – карательная санкция в виде снятия 2 балов. Выступление поэта оценивает публика – в зал выбрасывается пять комплектов с карточками баллов (пятибалльная система). В конце каждого тура (а также в середине общего тура) карточки меняют своих представителей из толпы. Высший и низший баллы вычеркиваются балл-мейстером, фиксирующим турнирную таблицу. В идеале, из общего тура в полуфинал выходят четыре поэта, в финал – двое.

Главный приз «Оберслэма» – бабло от журнала культурного сопротивления «ШО», а именно – $400.

Место действия

Харьков был выбран столицей слэма не случайно. Это был выбор по несколько оккультным упованиям – мы искали контекст с особой энергией. Логично, что явление, которое претендует называться авангардом современной украинской литературы избрало для своего верховного поединка город, являющийся родиной всех исторических авангардов в Украине. Здесь начинался наш футуризм. Здесь расцветет наш слэм. Более того, на сегодняшний день харьковская публика – наиболее живая и свежая публика в стране. С ней реально образовывать единое пульсирующее полотно энергии, и в дальнейшем мы планируем проводить Оберслэм ежегодно именно в Харькове.

Что касается актового зала экспоцентра «Радмир», то, с одной стороны, место это многим не понравилось в силу своей внешней занудной академичности. С другой стороны, наличие возвышающейся сцены позволило выстроить условный и приемлемый барьер между публикой и выступающими, что помогло избежать воистину безумных эпизодов (драки, броски курятиной и стеклянной посудой, погромы, сломанные микрофоны и разбитая аппаратура), которыми остался славен сентябрьский слэм во Львове ( /opinions/xaos_svobodnyx_dzhinov.shtml ), где эстетическое буйство граничило с пролетарской истерикой тупых и пьяных.

Победители и Имена

В полуфинале Оберслэма столкнулись – Ярослав Минкин, Артем Полежака, Павел Коробчук и Дмитрий Лазуткин. Победил – Дмитрий Лазуткин.

Особого внимания заслужили: Артем Полежака (пожалуй, первый чистокровный украинский слэм-поэт), группировка «СТАН» в лице Ярослава Минкина и Елены Заславской, которые не постыдились быть не понятыми литературной тусовкой зануд и снабдили свои выступления ярким шоу с куклами, флагами, джихад-видео и кувырканиями, а также Вася Скакун, который вышел в символичном образе поэтического гопника, явившегося этакой насмешкой над образом поэта как такового и прямой альтернативой этому образу. Насмешкой и альтернативой, которые являются для слэма искомой.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *