Минздрав

Из окна больницы было видно яблони,
которые этим летом прогибались под тяжелыми
дождями, так что трава запутывалась в нижайших
ветках.

Утром двор был пустым,
Знаете, есть летом несколько таких дней, они
не то, чтобы самые длинные, а скорее – самые размытые.
Потом, конечно, все это исчезает,
потом вообще начинается осень.
Но в те дни, часов в семь, в светлом
небе было видно звезды,
которые блекли и угасали.

Женщины были похожи на чеченских снайперов –
как у чеченских снайперов у них
были исколотые анестетиками вены
и недобрые взгляды.
А мужчины были похожи на просветителей Кирилла и
Мефодия – как просветители Кирилл и
Мефодий они были в длинных халатах
и держали в руках истории болезни,
похожие на первые переводные Евангелия.

Утром, когда они выходили в сад и
курили, звезды постепенно исчезали,
и шелестела трава.

Блаженно имя господне, – говорил
Кирилл. – Блаженны руки его,
из коих мы вкушаем наш хлеб каждодневный.
Сестра-сучара, – переводил Мефодий
кириллицей. – Снова зажала морфий.
Маляву надо писать, а то без понта.
И снайперы склонялись к их ногам.
омывая стопы дождевой водой.

Есть невыразимая стойкость в мужчинах,
которые выходят в больничные дворы,
всю жизнь работать на свою страну
и получить наконец от нее
холодный серый халат:
из твоих рук, родина, смерть хотя
и горька, но желанна,
будто хлеб во время войны.

Иногда выходили сестры милосердия
и просили самых крепких из них
вынести очередной труп.
Тогда мужчины шли,
а женщины держали в пальцах
их сигареты,
которые блекли,
блекли
и постепенно
угасали.

Nastya Afanaseva
Джерело: http://sgt-pepper.livejournal.com/226555.html

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *