Лукойл

Когда наступает Пасха, и небо становится благосклонным к нам,
и все делаются какими-то взвинченными – мол, Пасха, а как же,
тогда в земле начинают переворачиваться покойники,
разбивая локтями холодную глину.
Мне доводилось хоронить друзей,
я знаю, каково это – закапывать своих друзей,
как кость для собаки,
ожидая, пока небо
станет к тебе благосклонным.
И есть такие социальные группы,
Где подобные ритуалы особенно важны,
я имею в виду прежде всего средний бизнес.
Всем доводилось видеть,
какая смута охватывает этих региональных
представителей российских нефтяных компаний,
когда они съезжаются на бескрайние
кладбищенские просторы, чтобы закопать
еще одного брата с отстреленными легкими.

Всем доводилось слышать твердое биенье сердец,
когда они стоят возле гроба,
и вытирают скупые слезы и сопли о свои
дольче и габбана,
и фигачат хеннеси
из одноразовой
посуды.

Вот так, Коля, — говорят, — вот тебе и откат.
На бескрайних полях офшора
мы, как дикие гуси осенью, падаем в холодные
плёсы забвенья с дробью в печенке.

Ну так как же, — советуются, — мы
снарядим нашего брата
в его долгий путь
к сияющей Валгалле Лукойла?
Кто будет сопровождать его
в темных пещерах чистилища?

Телки, — говорят все, — телки,
ему нужны будут телки,
хорошие телки,
дорогие и без вредных привычек,
они будут греть его зимой,
они будут остужать его кровь весной,
слева от него будет лежать платиновая блондинка,
и справа от него будет лежать платиновая блондинка,
так, чтобы он даже не заметил, что умер.

Ох, эта смерть – территория, где не ходят
наши кредитки.
Смерть – территория нефти,
пусть она омоет его грехи.
Мы положим в его ногах оружие и золото,
Меха и мелко перемолотый перец.
В левую руку вложим ему последнюю модель нокиа.
В правую – грамотную ладанку из Иерусалима.
Но главное – телки,
две телки, главное – две платиновые телки.
Да, это главное, — соглашаются все.
Главное, — соглашаются телки.
Главное-главное, — поддакивает Коля из своего гроба.

В Пасху мы все такие сентиментальные.
Стоим ждем, когда мертвые
встанут и выйдут к нам с той стороны.
Никогда так не интересуешься смертью,
как хороня друзей.

Когда они третий день караулят
под дверями морга, он на третий день спозаранку
попирает наконец смертью смерть и выходит
к ним из крематория, видит,
что все они спят, выдохшиеся,
после трехдневного запоя,
просто лежат в траве
в обрыганных
дольче и габбана.

И тогда он тихо,
чтобы не разбудить,
забирает у одного из них
подзарядку для нокиа
и возвращается
в ад
к своим
блондинкам.

Джерело: http://www.chaskor.ru/p.php?id=2677

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *